Ю. Якименко, мл. науч. сотр. «СІАЗ» НБУВ

Вторая годовщина создания Национальной полиции Украины в освещении СМИ

 

Реформа МВД и создание Национальной полиции стали одной из наиболее обсуждаемых реформ нынешней украинской власти. В последние годы СМИ регулярно писали о том, что прежняя милиция показала свою неэффективность и требует радикальных преобразований. Эксперты называли ситуацию в правоохранительной сфере критической.

К 2014 г. милиция состояла из таких подразделений как криминальная, транспортная милиция, ГАИ, милиция охраны и специальная милиция. В эти подразделения в свою очередь входили более узкоспециализированные.

Сегодня структура Национальной полиции, созданной летом 2015 г., изменилась. Вместо ГАИ и милиции общественной безопасности была создана патрульная полиция. А вместо таких подразделений особого назначения, как «Беркут», «Кобра», «Сокол» и других, сегодня действует вновь созданный Корпус оперативного внезапного действия. Другие милицейские подразделения, в частности  милиция охраны, транспортная милиция и другие, были переаттестованы и переименованы в полицию.

«Реформа – это шаг в правильном направлении. И многое сделано, но, очевидно, еще многое впереди», – заявляет директор Фонда «Демократические инициативы» А. Гарань.

Политолог В. Фесенко в свою очередь добавляет, что дело не только в сроках, но и в продуманной кадровой политике и постоянной борьбе с коррупцией. «Не нужно успокаиваться. Реформа – это велосипед, на котором нужно постоянно крутить педали. Риски коррупции существуют постоянно», – подчеркивает он (URL: http://www.bbc.com/ukrainian/features-40824349).

Создание патрульной полиции стало первым и наиболее разрекламированным этапом реформы МВД. Некоторые наблюдатели называли этот процесс «витриной» реформ в правоохранительном ведомстве и подчеркивали, что он стал наиболее успешным шагом в этих реформах. При этом часто подчеркивалось, что общественное доверие к патрульной полиции, по результатам некоторых социсследований, значительно превосходит доверие к судам, прокуратуре, органам местного самоуправления и СМИ.

«Если говорить о патрульной полиции, то, несомненно, это успех. Особенно в сравнении с бывшей ГАИ – здесь нет массовой коррупции», – отмечает политолог В. Фесенко (URL: http://www.bbc.com/ukrainian/features-40824349).

Но украинское экспертное сообщество, как и политикум, далеко не единодушно в положительных оценках реформирования правоохранительной системы.

Одним из наиболее проблемных вопросов реформирования полиции наблюдатели называют переаттестацию и нехватку кадров для службы в патрульной полиции.

«Очень часто превращение милиции в полицию проходило формально. И сама переаттестация была очень неоднозначной», – отмечает В. Фесенко (URL: http://www.bbc.com/ukrainian/features-40824349).

После непродолжительного периода некоторого общественного воодушевления, связанного с созданием полиции (журналисты иронично называли его периодом «селфи»), обнаружившиеся проблемы в работе правоохранительных органов стали причиной увольнений многих патрульных полицейских. Специалисты указывают, что найти им адекватную замену становится все сложнее, особенно это касается подразделений криминальной полиции, требующих особых навыков в оперативной работе. Эту проблему призвано решить создание новой структуры – Полицейской академии Национальной полиции Украины, о чем сообщил недавно глава Национальной полции С. Князев. Причем некоторые наблюдатели хотя и считают такой шаг оправданным, но полагают его очень запоздалым.

Насколько этот шаг поспособствует решению кадровых проблем Нацполиции, покажет время. А пока наблюдатели подчеркивают, что обострение кадровых проблем в Нацполиции не в последнюю очередь связано также с ее имиджевыми потерями, произошедшими в результате нескольких громких инцидентов, о чем в свое время много писали СМИ. Речь идет, в частности, о применении табельного оружия полицейскими во время преследования автомобиля в Киеве, в результате чего погиб подросток. Еще более резонансное происшествие произошло в Княжичах, где в результате стрельбы погибли правоохранители из разных подразделений Нацполиции.

Эксперты Украинского института анализа и менеджмента политики, проведя исследование эффективности реформ в МВД, приходят к выводу, что новая полиция в целом сохраняет негативные черты прежней системы. При этом авторы исследования, по их словам, опирались на данные официальной статистики и официальные заявления представителей власти.

Эксперты, в частности, отмечают, что около 40 % экс-милиционеров не прошли первый этап переаттестации. Потеря такого количества опытных кадров, как подчеркивают авторы исследования, негативно отразилась на криминогенной обстановке в стране. За девять месяцев 2016 г., по словам Х. Деканоидзе, на тот момент главы Национальной полиции, было открыто 900 криминальных дел против полицейских. Речь идёт о коррупции, взятках, превышении служебных полномочий. Начиная с 2013 г., в Украине происходит постоянный рост преступности. Реформа полиции 2015 г. только увеличила количество преступлений. За 2016 г. в Украине было зарегистрировано 592 604 уголовных нарушения, что на 27 422 больше, чем в 2015 г. При этом подчеркивается, что криминогенная обстановка особенно ухудшилась в Киеве, Харьковской и Одесской областях.

Возросло количество преступлений против собственности (кражи, грабежи, разбои). Так, в 2013 г. было зафиксировано 334 тыс., в 2015 г. – 362 тыс., а в 2016 г. – 405 тыс. уголовных преступлений против собственности, что почти на 20% больше, чем в прошлые годы.

Что касается раскрываемости преступлений, то, по словам Генерального прокурора Ю. Луценко, она значительно упала. Так, в 2013 г. раскрывалось 45 % всех преступлений, в 2015 – 39 %, а в 2016 г. – менее 30 % преступлений. При этом в марте 2016 г. первый заместитель Генпрокурора Ю. Севрук озвучил иные цифры: 10 % раскрываемости в Киеве и 20 % – в среднем по Украине.

Такая ситуация порождает недоверие граждан к правоохранительной системе Украины и разочарование в реформах, считают авторы исследования.

Комментируя итоги реформы в правоохранительной сфере, политолог Р. Бортник заявил, что сегодня фактически исчезли объективные критерии оценки работы правоохранителей. «Когда глава МВД или чиновники говорят, что главным критерием оценки работы правоохранителей является не раскрываемость, а общественное мнение, у меня возникает огромный вопрос относительно психического здоровья этих чиновников. … Попытка загнать общество в бред, в психиатрию в этих аспектах, она наблюдается со стороны наших ключевых топ-чиновников. Единственными критериями работы правоохранительных органов в части борьбы с коррупцией может быть только статистика», – отмечает Р. Бортник (URL: http://rian.com.ua/analytics/20170428/1023595390.html).

А президент Всеукраинской ассоциации операторов рынка безопасности С. Шабовта высказывает мнение, что «с самого начала реформа МВД не имела никакого профессионального наполнения, потому что и задачи такой не стояло». «Все, что было предметом реформы, – лишь политическая демагогия, украшенная правильно поставленными картинками. И рассчитывать на то, что произойдут какие-то качественные изменения, просто не приходилось», – заявляет он. Эксперт подчеркивает, что не видит  перспектив того, что полиция способна преодолеть свои недостатки. «Единственное, что делает полиция: она активно участвует в радикализации украинского общества» (URL: http://rian.com.ua/analytics/20170428/1023595390.html).

Критика реформы правоохранительных органов, даже зачастую политически мотивированная, продолжает привлекать внимание общества и СМИ. Тем более, что ее обоснованность признают даже инициаторы реформы, в частности министр МВД А. Аваков, которого эксперты называют «главный идеологом» реформирования правоохранительного ведомства.

«Доволен ли я результатами? Конечно, нет! Уровень преступности в Украине недопустимо высокий для цивилизованной европейской страны. Доволен тенденцией – уже заметному снижению уровня преступности, ростом раскрытия и улучшению качества работы системы полиции? Несомненно!» – заявляет министр внутренних дел (URL: http://www.npu.gov.ua/ru/publish/article/2178738).

Отметим, что в связи с реформированием МВД глава министерства подвергается критике и как влиятельная политическая фигура – один из немногих представителей «Народного фронта», сохранивших, по оценкам экспертов, достаточно высокий рейтинг. Этот фактор дает его оппонентам повод заявлять о политической ангажированности руководства МВД.

«Многое зависит от министра Авакова. А он не просто министр, а политик, который сейчас превратился в достаточно мощную фигуру», – отмечает политолог А. Гарань. По его мнению, из-за этого А. Аваков вынужден считаться с позицией соратников по партии и других политических союзников, а также бывших бизнес-партнеров. «А это ограничивает возможности для реформирования структуры», – отмечает эксперт (URL: http://www.bbc.com/ukrainian/features-40824349).

«Наиболее важной оценкой и основным показателем нашей работы являются не показатели и проценты (это вторично и придет само по себе) – самым важным является доверие людей, которое сегодня растет», – написал недавно глава Министерства внутренних дел на своей странице в Facebook.

Ссылаясь на данные социсследования, проведенного компанией Taylor Nelson Sofres (TNS) в 12 украинских городах, А. Аваков сообщил, что в марте 2017 г. 43,5% опрошенных респондентов выразили доверие структуре Нацполиции, а доверие к патрульной полиции составило 53 %.

Принимая во внимание данные из отчета Генпрокурора о том, что раскрытие преступлений в 2016 г. составило менее 30 %, при этом в 2013-м году раскрывалось 45 % от всех учтенных преступлений, в 2014-м – 44 %, в 2015-м – 39 %, наблюдатели констатируют, что успех реформ в правоохранительной сфере не настолько очевиден, как об этом предпочитают говорить представители власти. Кроме того, в СМИ сообщают о данных социологического исследования по уровню доверия украинцев к различным социальным институтам, которое проводил КМИС в декабре 2016 г. По этим данным патрульной полиции доверяли тогда 25,6 % респондентов, тогда как не доверяли – 41,7 %. Полное доверие к Нацполиции, по данным соцопроса, выразили только 4,1 % респондентов.

Наблюдатели заключают, что реформирование правоохранительной системы, несмотря на усилия властей, пока не принесло ожидаемых результатов, а его успех будет зависеть не только от структурных изменений в правоохранительной сфере, но и от стабилизации социально-экономической и политической обстановки в стране, которая сегодня способствует росту преступности, нивелируя возможные успехи в проводимых реформах.